ПРОСТЫЕ ВОПРОСЫ

Читать всерьёз я начал подростком. В четырнадцать лет стихийно прочитал все романы Достоевского. Я был поражён тем, что узнал, испытал. Во мне стало после этого сильным ощущение, что в книгах прячется всё, что не положенно было знать о жизни. И вот серьёзная литература влекла как запретное, но только в силу собственной несвободы перед жизнью, ведь на книжных полках не висело нигде замков. Чтение освобождало.

Я начал писать из потребности рассказать свою правду. Творчество освобождало для жизни - как освобождало когда-то чтение. Но в жизни снова всё неприкрыто поделилось на бесконечно угнетённых и тех, кому всё дозволено. Рабское не искоренилось. Да и правд много оказалось - у каждого своя правдочка. Если в прошлую эпоху главенствовала идея всё запретить и оболгать, то теперь главенствует идея всё разрешить и оправдать. Но при обилии правдочек и при том, что отмытой, допустимой оказалось самая скверная грязь - люди в России никому и ничему не верят, а жизнь общественная становится день ото дня всё грязнее, беспросветней. Но есть ли закон, общий для всех людей кроме нравственного? Теперь этот вопрос снова также прост: а есть ли Бог для людей и высшая справедливость или жить имеет смысл только для того, чтоб как можно больше иметь?

Мальчиком маленьким из книг я узнал когда-то ответ на этот вопрос, поверил - е с т ь. Человеком взрослым, сознательным, как автор книг, снова отвечаю - е с т ь. Есть потому, что я в это верю. Ничего бы не было, не будь веры. Без неё даже построенное будто на века - постоит, постоит, да и разрушится. И вот о всякой лжи, чтоб она не разрушила того, во что я верю, напишу неугодную этой лжи правду. От всякой рабской свободы, дарующей разве что свободу греха и приучающей угодничать на стороне сильных - уйду как от греха подальше, перейду на сторону слабых и униженных. И вера моя станет только закалённее, крепче. Она же и есть для меня настоящая моя жизнь и вложенный в неё, в жизнь мою, настоящий смысл: я хочу жить так, по совести, а не иначе. Независимость в публикациях и творческая свобода во всякое время обнаруживаются тогда, когда даётся это всё не свободно и легко, а тяжелее некуда, во вред своему же благополучию. Если ж не обнаруживаются - это значит, что плывёшь-то как раз по течению, вполне угождая духу времени. Это значит, что у тебя не стало в литературе своего никем не хоженного ещё пути, раз ты встречаешь впереди заранее подготовленную, удобную комфортную стоянку.

© www.pavlov.nm.ru
Hosting by Online Resource Center
Неофициальный сайт Олега Павлова