Кто твой брат?

 

Ты спрашиваешь себя: есть ли Бог? кто создал всё живое на земле? что   будет с  душой после смерти? Всякий верующий скажет: Бог есть, он создал всё сущее на земле и душа после смерти продолжает своё бытие. Неверующий скажет: Бога нет, природа создаёт каждый миг самоё себя, а после смерти остаётся только прах. И один верит тому, что создан по образу и подобию   Божьему - а другой считает научно доказанным, что человек произошёл от обезьяны. Но можно бунтовать против науки и ставить под сомнение научный анализ и находки точно так же, как ставят под сомнение царство Божие и бунтуют уже против веры. Если мы не имеем окончательного представления о том, насколько истинны научные знания и открытия (потому что они продвигаются в непроглядную темноту нашего незнания), то знание о Боге дано было в  Библии совершенное, проливающее свет на всё то, чего бы человек никогда не смог прежде смерти своей узнать - однако  это знание, как настежь распахнутая дверь,  захлопывается наглухо уже пинком неверием.

Верующие и неверующие - суть люди, поэтому и вопрос о вере - это вопрос о человеке. Для того, чтобы понять себя, люди могут выдумать то, чего не было и уверовать в первого встречного, а могут отрицать даже то, что видят. Человек понимает себя  в конфликте. Но есть то, с чем сталкиваешься, едва рождаясь на свет:  несправедливое устройство мира, где одного младенчика, к примеру, встречают с цветами, а другого отвозят через чёрный ход жизни в сиротский приют.

Есть люди, и есть мир, обустроенный именно людьми, где даже природа - это всего лишь его часть. Люди перевоссоздают его облик что ни век. Если земля - это творение потусторонних сил, то творцом м и р а, равно как и хозяином его является человек. Поэтому разум, душа, воля человека - это силы творческие и, порой, соединённые даже  в одном человеке, они приводят в движение народы, или одним человеком совершается открытие, способное изменить весь мир. И если всё зло в мире происходит через действия человека, то и всё добро может происходит только через людей.

Вопрос о вере и о Боге в виду человеческой деятельности  есть, по сути, вопрос о цели и смысле наших действий. Каждая вера учит, в главном, одному - бескорыстию. Она  же, уложенная в законы и заповеди, здесь и сейчас побуждает человека жертвовать своими желаниями, достатком, даже жизнью вопреки животному инстинкту  выживания - придаёт его действиям такие вот цель и смысл.  Всё это было сказано ЛЮДЯМ с мыслью, ЧТО ВСЕ ВМЕСТЕ могут они перевесить своим бескорыстием рано или поздно хоть малое, хоть великое зло или несправедливость и преобразить мир.

Но стремление к бессмертию души, к духовному спасению  во многих людях оказывается таким же инстинктом, пусть и          вынуждающим - как это было с мучениками - принять страдания, смерть. Конфликт добра и зла - это конфликт духовного спасения и животного выживания как двух  стремлений к самосохранению. Я понимаю, что мир создан не мной, хотя я действую в нём и             что-то могу изменить, потому что он враждебен и мне, и природе, и Тому, кто дал иные законы для жизни и путь к спасению. Мир создан конфликтом. В нём рождаются люди, с волей, разумом и душой, что действуют, подчиняясь разным инстинктам.                 Одни - инстинкту спасения. Другие - инстинкту выживания. Понять, кто же он, человеку возможно в этом конфликте рано или поздно совершенно окончательно. Его именно что неосознанные действия в тех или иных обстоятельствах всё и скажут ему, сами направят его. Он обратится к законам спасения, чтобы действовать? Или обратится во власть животных инстинктов выживания, чтобы тоже действовать?

Законы духовного спасения поощряются обществом, а другие действуют в нём негласно и преследуются как преступные, но поменяться в обществе могут понятия о морали и тогда благом будет грабить награбленное, убивать. Люди же всегда          сбиваются - одни в стада, а другие в стаи. За выживание грызутся между собой и в стаях, а добычей становится почти всё, что способно, если не усилить, то хотя бы продлить жизнь, даже съедобные корешки, но инстинкт выживания толкает людей прежде всего к насилию над такими же людьми. Чтобы оказаться сильным, требуется лишь найти более слабого, то есть, по сути, это воля к добру или к злу оказывается  силой или слабостью. Добро может защищаться от зла, только не может действовать теми же способами, что и зло, от которого спасается.  И так одни люди делят мир с другими людьми, хоть это нельзя назвать даже сосуществованием. Взаимоистребление народов обнаруживает в себе такую же заданность на тотальные уничтожение себе подобных, так един ли род человеческий сам в себе?

Когда мы уже жили, но ещё не родились, все и каждый не имея личностей, судеб, будучи просто организмами,  только тогда, наверное, все мы и были подобны. Но быть - значит стать. Созданные по одному образу и подобию рождаются - и становятся  кто Каином, кто Авелем. Человек перевоссоздаётся  поверх расовых и национальных различий. Есть люди-авели и есть  люди-каины, но уже как  разделившиеся биологические виды, с глубинным разделением в самом важнейшем - в цели и смысле своего существования. Одни - с биологической  способностью и, быть может, заданностью к убийству, насилию, а другие -  с биологической способностью к любви и отвращением к насилию, то есть  ко всему тому, что осознаётся в конце концов как зло.

Жадный не подобен щедрому. Защитник не подобен захватчику. Любящая мать не подобна той матери, которая умерщвляет своего ребёнка. Извращенец не подобен невинному ребёнку, которого растлевает. Мученик не подобен мучителю.

С этой мыслью, в этом инстинктивном противлении злу, а не в мистическом каком-нибудь экстазе или от понимания неких философских истин, люди и приходят крепче всего, убеждённей всего к Богу. Авели приходят к вере, понимая себя людьми именно что неподобными тем, от которых происходит всё это зло. Каины отходят к Сатане. Созданные Богом или произошедшие от обезьяны они - преступник и жертва - двойники, а не близнецы, и потому ответ на вопрос о происхождении людей, заданный в таком противопоставлении, вовсе  не устанавливает его источника. Но из одного лона  произошли  Авель и Каин, убиенный и его убийца. Произошли уже-то из любви и плотского греха, один принося в мир  любовь братскую, а  другой -  грех, братоубийство. 

Добро и зло - есть разные понятия разных биологических видов людей об одном и том же: о справедливости. 

Люди перевоссоздают мир уже по своему образу и                               подобию - по справедливости - получая жизнь в нём как свободу к действию, и  перво-наперво плодят в этом  мире себе подобных. Человек сотворён в утробе, её покоем. В ней он уже существует,  живёт ещё прежде своего рождения на свет. Это существо  исторгается родовой мукой из этого рая, но ведь и не рождается - а, кажется, что утроба, где и было ему хорошо,  в которой и было оно сотворено, избавляется от него как от бремени. Рождение - это отторжение утробой своего же плода, избавление не то, что  от сотворенного по тому же образу и подобию, а вызревшего в это полное подобие и как раз в тот момент, когда оно, подобие это, достигнуто. И такое отторжение - по сути наказание, насилие, вопиющая несправедливость - неотвратимо. Рождённый действует в мире с той же физиологической неотвратимостью, высвобождая любовь и грех, которыми был сотворён и который покоились в нём, когда и он покоился в утробе. Первым новорождённым на земле по библейской легенде был Каин, первенец Адама и Евы. Но всё равно был  пусть и не библейский, но первенец, кто первый испытал это наказание - и первый, кто в уже-то несправедливом мире, где не мог он быть единственно любимым сыном, не возлюбил своего брата, но убил. Эта месть также неотвратима, как и наказание, когда отторгли в мир и даже в нём не дали быть единственно любимым, то есть будто бы снова отторгли рождением ещё одного такого же существа. Бог же спросит: Каин, где твой брат Авель? Не отторгнет, не накажет  - а откроет тайну, что оставлена в мире возможность освободиться от греха и что кроется она в  самом человеке, в его душе.

 Неотвратимое, даже  содеянное  может быть обращено в ничто, если человек спасёт душу. Будто бы не было вины  человека в том, что он убил - она в том, если содеянное умолчишь  и не спасёшь своей души. Бог спасает душу человека, но не значит ли, что только душу и признаёт Он в человеке своим творением? Тем, что создано по его образу и подобию, что единственно Ему и дорого в этом существе? Спасённая душа для Бога оказывается более действительной, чем душа загубленная, а большей  справедливостью - простить, а не мстить  смертью за смерть! Согласно Его воле, Каин не мог быть убит. Без спасения души оставляешь себе одно лишь судорожное выживание и страх наказания. Наказание же - это неподлинное искупление того зла, которое совершил человек, потому что в нём-то и нет никакого пути к спасению. Страх, то есть неотвратимость наказания, не успокоит души,  но успокоит возможность прощения, самоочищения - будто бы  возвращения того, что было исторгнуто, к покою справедливости и любви. Человек способен переродиться, а это и значит, что творение способно перевоссоздать себя, равно как люди способны всегда перевоссоздать мир, который был  и до них. Но покой справедливости, всеобщее счастье оказываются недостижимыми при подневольном равенстве и успокоении людей. Они должны наступить с покоем общей воли, со счастьем всех и каждого, а не с победой того или иного большинства людей над тем или иным меньшинством, иначе станут наказанием и местью.  

Достижимо ли это?

Человек рождается в мир, получая свободу действия, а ищет в нём покоя справедливости, то есть ищет  рая небесного на земле, превращая её что ни время в ад. Верой в спасение решается этот вопрос в прощении и  любви,  но, значит, и решается в главном всё же не людьми, как  и зов об этом пришёл не от  людей - а свыше. Значит, рай существует и достижим, но его нельзя добыть по справедливости, а можно только получить как прощение - и если получить, то откуда же как не свыше? Он не даётся  с той же неотвратимостью, что жизнь или смерть. Обретение покоя со смертью, в смерти, уход уже  из жизни, повторяет по сути своей акт рождения - только утроба избавляется от своего подобия, а мир уже, наверное, от своего. Но  тех, кто очистится любовью и прощением от грехов, рождение и смерть выводят к воскрешению и бессмертию. Значит жизнь - это путь преображения, путь подлинного уподобления своему Создателю. Или путь отторжения от Него, путь в  никуда -  в ад  и на земле, и в преисподней.

И такое продолжение жизни для тех, в чьих душах борются любовь и ненависть, зависть и бескорыстие, низость и стыд, должно  представляться куда  более настоящим, чем откопанный где-то в вечной мерзлоте почернённый череп человекообразной обезьяны и несколько каменных орудий то ли труда, то ли убийства, найденных там же, в её могиле, когда всё это выставляют напоказ как вещественное доказательство того, что весь путь человечества ведёт только в эту же обезьянью могилу.

 

© www.pavlov.nm.ru
Hosting by Online Resource Center
Неофициальный сайт Олега Павлова